https://www.mos.ru/dvms/

Сергей Ли: «В последнее время мне везёт на роли героев-любовников - наверное, есть во мне что-то такое!..» | Интервью"Большой Азии"

20.09.2021 Алиса Климантович, медиаресурс "Большая Азия" 1055 просмотров

В эксклюзивном интервью медиаресурсу «Большая Азия» Сергей Ли, артист мюзиклов «Анна Каренина» и «Граф Орлов», рассказал о своих персонажах и новом театральном сезоне, а также о личном: о первых победах и первых путешествиях, о корейских корнях и корейской культуре в своей жизни.


- Каким для вас будет новый театральный сезон? Где вас можно будет увидеть?

- В этом году произойдет возрождение нашего проекта, который был временно приостановлен 5 лет назад – это мюзикл «Граф Орлов». Вот такая замечательная новость для нас, для наших зрителей и поклонников. Еще меня можно будет увидеть в рок-опере «КарамазоВы», мюзикле «Анна Каренина». Ну и, посмотрим, сезон только начинается.

- Как вы отнеслись к возможности вернуться к роли Доманского в мюзикле «Граф Орлов»?

- Мы работаем в репертуарном театре, поэтому у нас нет возможности играть все спектакли вместе. Один проект сменяет другой, и, когда происходит расставание, то это всегда, конечно, очень грустно. Я думаю, что все с удовольствием играли бы каждый месяц и «Анну Каренину», и «Графа Орлова», и «Монте-Кристо»… Поэтому я очень рад. Мы уже приступили к репетициям и приглашаем вас прийти на спектакль. 

- Как вы считаете, какую роль Доманский играет в развитии сюжета «Графа Орлова»? Как влияет на ход событий?

- Я думаю, как раз на ход событий он никак не влияет, потому что от него мало что зависит. У него лирическая,  в общем, задача. Он действительно очень любит, очень преданно любит Елизавету. Единственный, кто не предаёт её, и попадает из-за этого в тюрьму. Это персонаж, который в начале появляется как герой-любовник, но в конце спектакля мы видим, что это по-настоящему, искренне любящий человек.

- Доманский близок вам по характеру? Отзываются ли вам его чувства?

- Я думаю, что близок. Если я люблю, то я тоже искренне люблю. Я никогда не предам. Вообще мне везёт в последнее время на роли героев-любовников, наверное, что-то во мне есть такое. 

- Вы также играете в мюзикле «Анна Каренина». Поменялось ли ваше восприятие романа во время работы над ролью?

- Мюзикл «Анна Каренина» и роман Толстого «Анна Каренина» - это, конечно, два разных произведения. Очень сложно уложить весь роман в двухчасовое действие, поэтому от каких-то важных эпизодов автор либретто отказался, а некоторые моменты, наоборот, сделал выпуклыми. Потому что мюзикл – это такой дайджест. Конечно, мы сохранили всё самое важное, что задумывал Толстой. 

Мне кажется, у меня не то чтобы поменялось восприятие, а я по-другому в мюзикле увидел, например, Анну, потому что до этого, когда я читал роман, у меня к ней было какое-то такое даже негативное отношение. В мюзикле не только я, думаю, что все зрители больше принимают и любят эту героиню, лучше понимают её страдания. В романе немножко по-другому. 

Сергей Ли Интервью 2.jpg

- У вас одна из главных ролей – Граф Вронский. Как бы вы его охарактеризовали с психологической точки зрения?

- Я думаю, он такой хороший, добрый малый, офицер, который снискал уважение у своих сослуживцев. Наверное, он менее глубокий, чем Каренин – опять-таки в романе, потому что, мне кажется, что Толстой в романе показывает Каренина более глубоким человеком, а Вронского – таким поверхностным, может, даже ловеласом, легкомысленным. Но в спектакле я отхожу от направления толстовских мыслей, того, что он вкладывал. Вронский, конечно, очень любит Анну, не справляется с лавиной ее любви. Наверное, ему просто недостает опыта, вот и тяжело. В романе мы видим, как он ломается, и из молодого, пышущего силой и здоровьем юноши превращается практически в старика. В мюзикле мы не успеваем за такое короткое время показать весь этот перелом. Поэтому [в спектакле] он до конца любит Анну, но, к сожалению, так и не смог понять её и помочь ей. Все мужчины с трудом понимают женскую психологию. 

- «Анна Каренина» – первый и единственный российский мюзикл, который поставили в Южной Корее по лицензии. Видели ли вы эту постановку и какие у вас остались впечатления?

- К сожалению, я не видел постановку целиком, только какие-то записи, кусочки. Но я встречался здесь, в Москве, с исполнительницей роли Анны Карениной в Корее – Ок Джу Хён. Она даже была здесь, на сцене Театра оперетты, и мы с ней исполнили дуэтом отрывок песни на корейском языке.

- Вы тоже пели на корейском языке?

- Да, я выучил [текст] на корейском.

- Как вы думаете, почему именно «Анна Каренина» стала интересна корейскому зрителю?

- Ну, потому что я там играю, наверное (смеётся – прим.ред.). Вообще это очень большая победа для Театра оперетты, для наших продюсеров. Это первый и единственный пока русский проект, который купили за рубеж. Интересен он, конечно, тем, что это классическое произведение, мировая классика. Я думаю, что и корейцы знают [творчество] Толстого. Жанр мюзикла у них очень популярный, успешный. Они молодцы: насколько я знаю, там уже давно двигаются в этом направлении. В Сеуле поставили немало других иностранных мюзиклов и, наверное, они (южнокорейские продюсеры – прим. ред.) много смотрели, искали. Я знаю, что наш мюзикл корейская сторона смотрела несколько десятков раз ещё до начала переговоров. Нет сомнений, у нас успешный, красивый, крепкий проект с замечательными артистами, шикарной музыкой, сценографией, поэтому это заслуженный успех.

- Сергей, а были ли у вас мысли сыграть в зарубежных постановках? Были или, может быть, есть сейчас предложения?

- Когда я узнал, что в Корее будут ставить спектакль «Анна Каренина», то очень пожалел, что не знаю корейского языка. В своё время я учился в Московском международном университете (Международный гуманитарный корейский университет в Москве – прим. ред.), который был создан южнокорейским бизнесменом, в нём учились только российские корейцы, и я учился на филфаке и учил корейский язык. Если бы я его всё же выучил, то, я думаю, у меня были бы все шансы принять участие в кастинге и сыграть Вронского в Южной Корее на корейском языке. Поэтому этот шанс я упустил. Ну, а по поводу, где ещё я хотел бы сыграть – хорошо там, где нас нет, и где родился, там и пригодился.  Для нас, для России жанр мюзикла пока что молодой, а, например, Бродвей – он прошёл такой огромный путь, и количество хороших профессиональных артистов мюзикла несравнимо с тем, что есть у нас. У нас пока что многие артисты из проекта в проект переходят, из компании в компанию. Но мы растём, у нас уже есть Театр мюзикла, есть наш прекрасный Театр оперетты – он как пионер, потому что наш первый мюзикл «МЕТРО» родился и был поставлен в этих стенах. Поэтому мне нравится наш Театр оперетты, в котором я уже больше 20 лет [работаю] в этом жанре. 

Сергей Ли Интервью 5.jpg

- Вы родились и выросли в России, при этом у вас корейские корни. Какую роль в вашей жизни играет корейская культура?

- Сложно сказать. Вообще это большое счастье родиться в многонациональной семье и вобрать в себя понемножку от всех культур и от всех национальностей. И в общем-то это и очень большая трагедия. Не будем распространяться, но тяжело иногда бывает понять, кто ты, где твои корни. С одной стороны, я всегда считал себя человеком мира. Для меня не существует никаких предрассудков, рас. Я за «мир, дружбу, жвачку». Но я с детства страдал от этого: обиды всякие, буллинг в школе и так далее. Я был из немногих, кто такой выраженной азиатской внешности. Но я воспитан в семье, где мы говорили на русском языке. Воспитывала нас русская бабушка, мама моей мамы. Были моменты, когда я переживал потому, что у нас в семье были противоборства, как «Монтекки-Капулетти»: начиная с того, что [в семье] вообще были против брака моего отца и мамы. Поэтому всё это очень непросто, непросто. Конечно, корейский язык утрачен в России, и тот, на котором говорят российские корейцы, не похож на тот, на котором говорят в Южной Корее. Для нас осталась кухня: любимая корейская морковка, какие-то еще блюда... Я знаю, что ведётся очень много работы со стороны Южной Кореи. 

- А вы ездили по обмену в Южную Корею?

- Да, я был в Южной Корее два раза в студенческие годы – мы ездили по обмену, на какие-то небольшие тренинги по корейскому языку, просто посмотреть столицу. И я был в Северной Корее, в городе Пхеньяне, когда мне было 13 лет. Я выиграл конкурс и вошёл в состав делегации, нас было 20 детей из Советского Союза. Это был эксперимент. Мы ездили на 13-ый Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Пхеньяне. 

- Это была ваша первая поездка за границу?

- Да, это была моя первая поездка.

- У вас остались сильные впечатления? 

- Во-первых, когда приехал, я потерялся там. Нас привезли на аккредитацию, завели в какое-то большое помещение типа спортивного сооружения, и там была выставка. Я получил аккредитацию и пошел бродить, и увидел девочку с бейджем с фамилией Ли. Она была переводчицей. Только она была из Северной Кореи и говорила на русском языке. И мы с ней разговорились. Пока мы говорили, я оглянулся, а моей делегации нет. Я – ребенок 13 лет. Мне объяснили, как дойти до гостиницы, и я получил очень больших люлей. Это было очень серьёзно, но впечатления [от поездки] остались надолго. Потому что, конечно, это всё было сделано с большим размахом, как олимпиада. Это был отдельный построенный проспект, отдельные культурные учреждения, спортивные центры, гостиницы, всё было на высоком мировом уровне, несмотря на то что Северная Корея – страна с тяжелым положением вещей. 

Сергей Ли Интервью 1.jpg

- А что вам запомнилось из поездок в Южную Корею?

- Было очень жарко, я помню. Удивило, что у них везде кондиционеры. Куда ни зайдёшь – в автобус, троллейбус. Везде кондиционеры, вплоть до телефонных будок. Ещё меня поразила очень красивая осень. Вот эти клёны красного, жёлтого цвета и огромное количество свадебных пар, которые фотографируются в парке. Причём мы узнали, что у них нет свадьбы, это отдельная фотосессия. Они ждут этого осеннего антуража, одеваются в свадебные платья и делают эту фотосессию. Вот это тоже было моё удивление, что таких пар очень много. 

Ещё, конечно, очень понравилась настоящая корейская кухня. Очень большое впечатление – настоящее кимчи. Ещё я помню поездку на море и морепродукты. Это был какой-то ресторан с огромным рыбным прилавком, что тоже, в общем, было в диковинку. Свежайшая рыба, моллюски, какие-то морские гады.
Всегда ждал вот этот внутренний зов крови родины. Не произошло этого. Я всё-таки в душе русский человек.

- Раз уж мы заговорили про путешествия, влияет ли на вас пандемия и закрытые границы?

- Я очень страдаю, очень. Но сейчас уже полегче стало, сейчас уже открываются какие-то страны, полегче стало с карантинами, тестами и прочими вещами… Да, я очень люблю путешествовать, очень много до пандемии ездил. И сейчас, конечно, этого очень не хватает. Но я надеюсь, что с вакциной «Спутник» можно будет полететь в Таиланд без карантина – не во все регионы, но на Пхукет и на Самуи. Поэтому я планирую зимой туда отправиться.

- А летом удалось куда-нибудь съездить?

- Летом мне удалось поездить по нашей необъятной родине. И много времени я провёл на даче, потому что там ремонт, много дел. Кстати, иногда всё-таки можно найти что-то положительное в каких-то тяжелых ситуациях. Если никогда не было времени, то теперь время появилось – перекрасить дом, перестроить забор и так далее.


Читайте также

Новости

Наука и образование

Новости партнёров