Деловой совет по сотрудничеству с Индией

Специалисты МЕДСИ помогут не потерять 16-20 лет жизни | Bigasia.ru

15.09.2020 Юлия Лекомцева, пресс-служба АО «Группа компаний «Медси» 163 просмотров

Эксперты Липидной школы МЕДСИ обсудили острую необходимость профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.


8 сентября на базе Клинико-диагностического центра МЕДСИ на Белорусской состоялась научно-практическая конференция «Липидная школа», проводимая ГК МЕДСИ совместно с Российским Кардиологическим Обществом и Национальным Обществом Атеросклероза. Из-за нестабильной эпидемиологической обстановки встреча прошла в онлайн-формате, однако это не помешало выступающим подробно осветить актуальные вопросы в области кардиологии и липидологии, а аудитории — быть максимально вовлеченными в процесс. 

В Липидной школе приняли участие ведущие отечественные специалисты в области изучения и лечения атеросклероза, члены правления РКО и НОА, профессора Института клинической кардиологии имени А. Л. Мясникова, Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины МЗ РФ и ГК МЕДСИ.

Первым приветствовал участников Геннадий Александрович Коновалов, доктор медицинских наук, профессор, Научный Руководитель КДЦБ, Руководитель Центра диагностики и инновационных медицинских технологий, Член НОА, председатель Ученого совета ГК МЕДСИ.
В своем приветственном слове профессор отметил, что сегодня, в условиях пандемии, липидологии придается огромное значение. Так, на недавно состоявшемся европейском кардиологическом совете особенно остро стояла тема нарушения липидного обмена при заражении COVID-19. Европейские врачи и ученые отметили, что больные с новой коронавирусной инфекцией нуждаются в более тщательной коррекции уровня липидов, особенно если у них диагностирована семейная форма гиперлипидемии. 

Не отставая от своих европейских коллег, российские специалисты также активно работают в данном направлении. В качестве примера Геннадий Александрович привел опыт клиники МЕДСИ на Белорусской, где был создан Центр диагностики нарушений у пациентов, перенесших коронавирусную инфекцию COVID-19, и профилактики тяжелых осложнений в случае инфицирования. В Центр были приглашены врачи разных направлений, в том числе кардиологи-липидологи. За почти три месяца туда обратились 2500 пациентов, которым была оказана современная и своевременная помощь, включающая коррекцию липидного обмена и устранение проблем свертываемости крови. 

15092020 Коновалов Г.А..jpg

Данные меры эффективны не только в случае заражения коронавирусом, но и как профилактика сердечно-сосудистых катастроф. Об этом, в частности, говорил Игорь Владимирович Сергиенко, доктор медицинских наук, профессор, Руководитель лаборатории фенотипов атеросклероза Института клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова ФГБУ «НМИЦ кардиологии» МЗ РФ, директор НОА, в своем докладе «Современные подходы к первичной профилактике атеросклероза».

Он отметил, что на данный момент ситуация и в нашей стране, и в мире такова, что зачастую о профилактике сердечно-сосудистых заболеваний и их осложнений речь заходит тогда, когда пациент уже перенес инфаркт миокарда или инсульт. «У многих подход такой: пока ничего не болит и ничего не происходит, то и делать ничего не надо. Причем это касается как пациентов, так и врачей. И только когда беда случилась, начинают предприниматься какие-то меры, в том числе в отношении факторов риска», — сказал Игорь Владимирович.

К наиболее распространенным факторам риска относятся дислипидемия, курение, ожирение, гипертония, диабет, а также семейная предрасположенность. Специалист привел статистические данные, которые показывают, что у 55% пациентов, перенесших инфаркт миокарда, была дислипидемия, у 40% — гипертония, у 30% — ожирение, еще у  30% имелась наследственная форма дислипидемии, у 17% — диабет. Половина таких пациентов курили продолжительное время. И лишь 9% больных с инфарктом не имели перечисленных факторов риска.

Как отметил Игорь Владимирович, все эти состояния поддаются коррекции, с ними можно и нужно бороться. Однако, как показало другое исследование, в большинстве случаев этого не происходит. «Еще в 2001 году были проанализированы случаи инфаркта у молодых людей. И был проведен опрос среди врачей, что если за месяц до катастрофы такой пациент обратился к кардиологу, стал бы специалист менять тактику лечения, назначил бы статины, попытался бы устранить факторы риска. Ответ шокировал — в 75% случаев врач ничего не изменил в терапии. И недавнее похожее исследование подтверждает эту же статистику», — рассказал профессор. Соответственно, добавил он, необходимо менять тактику, особенно в современных условиях.

Так, если говорить про коронавирус, то тут самым опасным фактором риска врач назвал ожирение. Причем надо понимать, что ожирение и высокий уровень холестерина не всегда прямо пропорциональны, наоборот, иногда ожирение приводит к снижению холестерина, что, казалось бы, должно уменьшать вероятность сердечно-сосудистой катастрофы. Однако при этом заболевании идет хроническое воспаление и изменение свертываемости крови, что также приводит к развитию инфаркта. Именно поэтому важно учитывать этот фактор риска как самостоятельный.

Избежать развитие сердечно-сосудистой катастрофы можно, соблюдая самые элементарные правила первичной профилактики. Это, в первую очередь, правильное питание: разнообразие и обилие овощей в рационе, злаков, бобовых, фруктов, минимизация животных жиров, отказ от быстрых углеводов, жирных соусов. Важно отказаться от курения. Проводить скрининг, особенно у людей в группе риска: у пациентов с хроническими заболеваниями почек, с отягощенным семейным анамнезом, атеросклеротическими поражениями, ожирением и предиабетом. Также желательно измерять уровень липопротеинов малой плотности у мужчин старше 40 лет и у женщин старше 50 лет, так как они тоже в зоне риска.

«Это все известные с детства правила, они очень просты. И, как показала практика других государств, первичная профилактика дает реальный ощутимый результат. В Северной Корее уделили внимание питанию, в Финляндии многие отказались от курения — и в результате в обеих странах значительно снизилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний», — подытожил свое выступление Игорь Владимирович.

15092020 МЕДСИ 1.jpg

Однако если отказ от курения и приверженность к правильному питанию — профилактика, доступная каждому, то как быть людям с семейными формами дислипидемии? На этот вопрос попытался ответить в своем докладе «Наследственные дислипидемии: этиология, диагностика, прогноз и лечение» Алексей Николаевич Мешков, кандидат медицинских наук, руководитель лаборатории ФГБУ Национального исследовательского медицинского центра терапии и профилактической медицины, липидолог.

Выступление эксперт начал с развенчания мифа о том, что наследственные заболевания очень редкие. Нарушения липидного обмена, вызванные генетическими (или наследственными) отклонениями, встречаются у каждого 300-го жителя планеты. 

«Мы также проводили похожее исследование, в котором приняло участие 11 регионов. И получилось, что в нашей стране таких пациентов еще больше — 1 на 173», — добавил Алексей Николаевич.

Однако частота семейных форм дислипидемии выше в 20 раз среди пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, ишемической болезнью сердца, острым коронарным синдромом, то есть каждый 14–17-й кардиологический пациент имеет наследственное нарушение липидного обмена.
Среди генетических форм дислипидемии можно выделить моногенные и полигенные. В первом случае имеется один дефект в одном гене, и этого будет достаточно для развития заболевания. При этом нарушение может быть аутосомно-доминантным, когда родители, имеющие нарушение липидного обмена, передают «сломанный» ген детям, и аутосомно-рецессивным — в этом случае родители являются только носителями гена, но сами могут не болеть.

При полигенной форме наблюдается сочетание множества дефектов в разных генах, и этот тип является наиболее распространенным.
Понимание генетической базы имеет огромное значение в диагностике заболевания. В случае с доминантными формами поставить диагноз просто. «Но если мы говорим о рецессивном нарушении, то важно не просто выявить нарушение липидного обмена у человека, но и заподозрить именно наследственную предрасположенность, так как с вероятностью 50% его братья, сестры, дети тоже могут иметь это заболевание. И их надо также брать на контроль, чтобы отстрочить развитие сердечно-сосудистого заболевания», — добавил специалист.

Продолжила конференцию Ольга Николаевна Корнеева, кандидат медицинских наук, Руководитель клиники липидологии КДЦ на Белорусской, член РКО, Член Европейского Общества кардиологов, член Ученого совета ГК МЕДСИ. Она представила доклад «Вторичная профилактика развития сердечно-сосудистых осложнений у пациентов с гиперхолестеринемией».

Как отметила Ольга Николаевна, данная тема не была бы столь актуальна, если бы и пациенты, и врачи соблюдали те рекомендации, которые были озвучены Игорем Владимировичем Сергиенко. Тем не менее, тема стоит остро: последние европейские данные показывают, что причиной почти половины всех смертей являются болезни системы кровообращения. При этом если раньше «лидировали» мужчины, то сейчас вырос процент женщин, умирающих из-за сердечно-сосудистых патологий. При этом пациенты, единожды перенесшие сердечно-сосудистую катастрофу, попадают в группу повышенного риска — из 108 тыс. пациентов, перенесших инфаркт, у каждого 5-го в течение года после этого развивалась повторная сердечно-сосудистая катастрофа. Известно также, что повторные эпизоды связаны не только с артериями, ассоциированными с первичным инфарктом, но и с другими сосудами. Именно поэтому вторичной профилактике уделяется столько внимания. И здесь на первое место выходит контроль липопротеинов низкой плотности — если не достигнуты целевые значения по данному показателю, то риск развития сердечно-сосудистого события возрастает в 4 раза.

15092020 МЕДСИ 2.jpg

Особого внимания требуют пациенты из категории высокого и очень высокого фактора риска — это пациенты с атеросклеротическими заболеваниями, сахарным диабетом, выраженным атеросклерозом, перенесшие инфаркт, острый коронарный синдром, коронарные операции, чрескожные вмешательства, аортокоронарные вмешательства. В категорию экстремального риска относятся больные, которые в течение двух лет перенесли два и более сердечно-сосудистого события. «Все эти пациенты должны достигать целевых значений по холестерину. И здесь важно менять подход к терапии, так как в 75% случаев целевое значение не достигается», — говорит Ольга Николаевна.

Почему же наблюдается такая картина? Во-первых, по словам эксперта, все лекарства имеют ограниченную эффективность, поэтому на монотерапии часто невозможно добиться желаемого результата. Во-вторых, существуют тяжелые пациенты с большим количеством коморбидных состояний, с наследственной гиперхолистеренемией, у которых стандартная терапия будет неэффективна. В-третьих, многие пациенты не достаточно привержены терапии, 40% из них даже не знают свой уровень холестерина. «Надо отметить, что и не все врачи заинтересованы в том, чтобы достичь целевых значений у пациента. Среди некоторых докторов есть мнение, что те рекомендации, которые разрабатываются мировым врачебным сообществом, трудновыполнимы. К тому же они полагают, что будет слишком много побочных эффектов из-за слишком низкого уровня холестерина», — добавила эксперт.

Выходом из сложившейся ситуации врач называет использование комбинированной терапии. В качестве примера Ольга Николаевна примела несколько клинических случаев, когда пациенты с высоким фактором риска вот уже почти 5 лет наблюдаются в клинике и получают комбинированную терапию, куда также включены статины как золотой стандарт лечения. И все это время у них сохраняется целевой уровень холестерина.
О комбинированной терапии рассказал в заключительном докладе «Наследственные формы гиперхолестеринемии. Рефрактерная дислипидемия. Опыт работы липидной клиники Медси» Геннадий Александрович Коновалов.

Он отметил, что специалисты МЕДСИ одними из первых в России начали применять препараты нового класса – ингибиторы PCSK9, которые сегодня включены в перечень жизненно важных. Лечение новыми препаратами в сочетании с другими методами терапии получают более 200 пациентов липидной клиники. Добавление ингибитора PCSK9 к стандартной терапии приводит не только к эффективному снижению холестерина, но и к регрессу атеросклеротического поражения коронарных артерий при снижении холестерина ниже 1,5 ммол/л. 

«Почему же такое внимание отводится холестерину? Да потому, что от него многое зависит: при повышенном уровне липопротеинов низкой плотности значительно возрастает риск атеросклероза, а, значит, и сердечно-сосудистых катастроф. Поэтому все силы должны быть направлены на профилактику, — сказал профессор. — Конечно, мы отлично умеем лечить инфаркты, мы достигли значительных успехов в стентировании. Но, как сказал наш президент, “до каких пор мы будем хорошо лечить инфаркты? Надо лечить так, чтобы инфарктов не было”. И я с этим совершенно согласен».

Сейчас же, по словам Геннадия Александровича, по-прежнему высок процент людей с повышенным уровнем холестерина. Примерно 24% подростков имеют нарушения липидного обмена — это те люди, которые в 30–40 лет столкнутся с сердечно-сосудистыми событиями. Среди пришедших на прием к терапевту с любыми жалобами 80% взрослых женщин и 79% мужчин имеют какие-либо липидные нарушения, требующие коррекции. «И, опять же, важно помнить, что у 30% этих пациентов есть наследственные формы гиперхолестеринемии. И это важно диагностировать до того, как случится катастрофа», — добавил профессор.

Эта тема сейчас активно поднимается мировым врачебным сообществом. 2 января 2020 года прозвучал глобальный призыв кардиологических обществ 60 стран к действию в отношении семейной гиперхолестеринемии, так как 9 из 10 таких пациентов остаются без диагноза до момента возникновения заболевания. При отсутствии лечения риск смерти от сердечно-сосудистого события у них повышается в 20 раз. А ведь при своевременной диагностике это можно предотвратить.

Диагноз семейной гиперхолистеренимии поставить очень легко, отметил Геннадий Александрович, и для этого не нужно дорогостоящее оборудование. Важно измерить у пациента уровень холестерина. Исследовать семейный анамнез — стоит насторожиться, если у близких родственников высокий уровень холестерина или у кого-то в семье был инфаркт или инсульт в возрасте до 55–60 лет. Показателем нарушения липидного обмена являются и холестериновые отложения на коже — ксантомы и ксантелазмы. Наиболее часто они встречаются в области век, в области ахилловых сухожилий, локтей и других областей. 

При отсутствии своевременного диагноза люди теряют по разным подсчетам 16–20 лет жизни. Однако внимание врача к деталям, а пациента — к своему здоровью помогут решить эту проблему, завершил свое выступление профессор.

Читайте также

Обзоры

Обзоры

Обзоры

Обзоры

Обзоры

Новости

Новости партнёров