АССАМБЛЕЯ НАРОДОВ ЕВРАЗИИ

Максим Крамаренко: «Мы внесли определённую лепту в создание Евразийского союза» | Интервью"Большой Азии"

02.08.2021 Ксения Антипова, телеканал "Большая Азия" 2758 просмотров

С Максим Крамаренко, председателем общественного объединения «Республиканское славянское движение «Лад», руководителем Информационно-аналитического центра «Институт Евразийской политики» в Казахстане, заместителем председателя Всемирного координационного совета российских соотечественников беседует ведущая тележурнала «Соотечественники», журналист Ксения Антипова.


- Предлагаю начать наше с Вами знакомство с общественного объединения «Лад». Как и когда началась его история?

 

- Наше движение формально было зарегистрировано в 1993-м году, но желание создать такую организацию появилось уже в 1992-м году, спустя год после распада Советского Союза. Я думаю, людьми в тот период, в первую очередь, двигало чувство того, что мы хотели сохранить связи с Российской Федерацией, сохранить свою культуру, свой язык во вновь образовавшемся государстве. В этом году Республике Казахстан исполняется 30 лет и мы, получается, функционируем уже 29 лет. Именно так начиналась история нашего движения. Мы создавались для того, чтобы оказать содействие, определённое влияние на то, чтобы наши страны далеко не расходились – Россия и Казахстан. Без тени смущения скажу, что мы, возможно, внесли определённую лепту в создание Евразийского союза, то есть при интеграции постсоветского пространства.

 



- А когда Вы сами присоединились к Обществу?

 

- Я пришел в Общество в 1995-м году. С самого начала в обществе был мой отец, а уже потом, в 1995-м году меня привлёк вид деятельности. Тогда наше «Славянское движение «Лад» занималось различными направлениями, в том числе общественно-политическим. Первый председатель нашего движения был депутатом Верховного Совета, а, соответственно, в филиалах, в том числе в нашем Кокшетауском филиале, отец несколько раз избирался в Городской Маслихат. Через него я тоже вовлекся в деятельность «Славянского движения «Лад».

 

- Чем занимается движение сегодня? Изменились ли направления деятельности и приоритеты?

 

- Да, немного поменялись, потому что у нас в Казахстане произошло реформирование политической системы. Несколько раз оно происходило. К сожалению, в 2007-м году было принято решение властями о том, чтобы у нас в Маслихат и Парламент выдвигались только политические партии по партийным спискам, поэтому мы от общественно-политической деятельности по ряду объективных обстоятельств были отстранены. И сейчас занимаемся, в основном, правозащитной и культурно-просветительской деятельностью.

 

- Максим, движение «Лад» выпускает одноименную газету…

 

- Да, выпускаем с 1994-го года.

 

ИНТЕРВЬЮ Максим Крамаренко 01.jpg


- Какие темы вы освещаете?

 

- В первую очередь, газета «Лад» задумывалась, как сейчас модно говорить, как корпоративное издание, то есть мы писали о деятельности нашей организации. Во-вторых, конечно же, мы уделяли и уделяем сейчас определенное внимание общественно-политическим процессам в Республике Казахстан и на постсоветском пространстве. Соответственно, сейчас это тематика евразийская, присутствует тематика о деятельности «третьих стран» на территории нашего Евразийского Союза. Вот примерно об этом мы и пишем в нашей газете. К сожалению, она сейчас выпускается не так часто. Если раньше мы выпускались ежемесячно, сейчас выпускаемся раз в квартал.

 

У нас есть сайт «Русская Евразия», который появился после того, как стала развиваться тенденция к тому, что будет происходить реинтеграция постсоветского пространства. Соответственно, замахнулись уже на Евразию и назвали по-другому. Создали сайт «Русская Евразия».

 

В социальных сетях у нас есть несколько площадок — это, во-первых, страница в Facebook «Пульс Евразии» и там же, в Facebook, есть группа, которая насчитывает порядка 5000-6000 участников – это «Евразийское историческое общество». Мы так его назвали. Опять же, всё с уклоном на Евразию, то есть мы связываем славянство и Евразию в единый концепт.


ИНТЕРВЬЮ Максим Крамаренко 07.jpg

 

- А вы уже взаимодействуете с «Ассамблеей народов Евразии»?

 

- Пока нет. У нас в Казахстане действует «Ассамблея народа Казахстана». И в прошлом году филиал нашей Акмолинской области изъявил желание подписать соглашение с «Ассамблеей народов России». Я оказывал содействие в подписании такого соглашения. Акмолинская «Ассамблея народа Казахстана» подписала соглашение с «Ассамблеей народов Зауралья» в городе Кургане. Мы пока выходим на контакты с «Ассамблеей народов России», и я надеюсь, на «Евразийскую Ассамблею» тоже выйдем.

 

- Насколько я могу судить, у вас достаточно много проектов, посвящённых Великой Отечественной войне. Какие самые интересные Вы отметили бы?

 

- Да, в прошлом году мы провели проект «Мой парад Победы» в географическом пространстве российско-казахстанского приграничья. В реализации этого проекта нам большую помощь оказал Экспертный клуб «Урал-Евразия», который был создан в 2014-м году на базе Уральского федерального университета. Мы с ними давно сотрудничаем. Когда в прошлом году из-за пандемии мы решили перейти в онлайн-формат, они оказали нам содействие.

 

- Дети подготовились и прочитали стихотворение, посвященное Великой Отечественной войне в трех категориях. И я вам скажу, что проект был удачен, потому что в нём приняли участие порядка 150-ти ребят, даже больше… Приходили конкурсные выступления уже после завершения конкурса, но мы были строги и в ограниченных рамках отобрали тех, кто прислал работы именно в срок.

 

Чем был успешен этот проект? Тем, что мы оценили просмотры. Индивидуальных просмотров у этого конкурса было порядка 30-ти тысяч, то есть мы смогли охватить именно молодёжь, так как одним из заданий было не только прочитать стихотворение, но и растиражировать свой видеоролик, который они разместили в социальной сети ВКонтакте. Как раз через это тиражирование получилось, что порядка 30 000 человек посмотрели наш конкурс. К тому же он был малозатратный. Мы потратились только на приобретение подарков, которые потом вручали. К сожалению, если для вручения в Екатеринбурге, в России, участников смогли собрать на базе Музея боевой славы, то здесь, в Казахстане, я взял победителей и вручал подарки в школах либо дома. Ребята были очень довольны и, в принципе, сейчас даже пишут, спрашивают, будем ли проводить в этом году аналогичный конкурс. Мы об этом думаем, потому что год юбилейный. Возможно, во второй половине года проведём аналогичное мероприятие.

 

Ежегодно мы проводим конкурс сочинений в Республике Казахстан. В прошлом году к 75-летию Победы мы провели под конкурс сочинений уже ученическую конференцию, и в её проведении нам помогли и аппарат военного атташе Посольства Российской Федерации, и само Посольство Российской Федерации – это с российской стороны, а с казахстанской – «Ассамблея народа Казахстана». В таком ключе мы работаем. Это на детскую аудиторию. На взрослую аудиторию тоже ежегодно проводим круглые столы, посвященные боевому подвигу казахстанской дивизии, которые участвовали в освобождении тех или иных городов Советского Союза.


ИНТЕРВЬЮ Максим Крамаренко 04.jpg

 

- То есть для взрослой аудитории выбираются конкретные темы конференции?

 

- Да, конкретные темы. Допустим, у нас в Акмолинской области формировалось несколько стрелковых дивизий. Одна из таких легендарных – это 310 стрелковая дивизия, которая участвовала в деблокировании Ленинграда с самого начала Битвы за Ленинград и потом уже освобождала Новгород и города Польши и Чехии.

 

- Молодёжь Казахстана знает историю Великой Отечественной войны? Или в стране также прослеживаются тенденции по фальсификации истории?

 

- Я вам скажу так: позиция руководства Казахстана - трактовать историю Великой Отечественной войны в том же ключе, что и в России. Люди, к которым мы относим понятие «третьей силы» — вот они пытаются вмешаться и переформатировать, так сказать, молодое сознание, сказать, что это, допустим, была не Великая Отечественная война, что это просто казахов втянули в конфликт между Сталиным и Гитлером, про хищнический режим, и что тогда делили мироустройство, поэтому для казахов эта война вообще никакого значения не имеет. Только то, что были принесены какие-то жертвы и так далее. Ну слава богу, руководство и большая часть населения Казахстана, конечно же, не поддерживает такую трактовку. Всегда приятно с ними совместно проводить мероприятия. Это и органы власти, и общественные объединения, которые также поддерживают и говорят о том, что действительно была Великая Отечественная война, также занимаются поисковой деятельностью, уезжают в Россию, в другие республики Советского Союза и Дальнего Зарубежья, изучают боевой путь всех воинских формирований, которые были сформированы в Казахстане.

 

- Максим, о каких ещё крупных проектах движения «Лад» Вы бы хотели рассказать?

 

- Мы уже третий год реализуем проект, так сказать, в долгую, называется он «Наследие Евразии». Начали мы его с юбилейной даты, посвященной творчеству Крылова – баснописца российского. Проводили конкурсы тоже многоаспектные. Это и сочинение, и умение наизусть прочитать, умение даже философски осмыслить значение тех или иных басен Крылова. После этого в прошлом году мы успели провести ещё до пандемии многоаспектный конкурс. Назывался он «Пушкин. Лермонтов. Абай – классики всех времен». Здесь мы рассказали, актуализировали творчество двух русских поэтов и писателей с одной стороны, а с другой стороны – показали творческий путь Абая – казахского просветителя, казахского поэта, который сам внёс большой вклад в развитие казахской культуры. Во-вторых, благодаря его переводческой деятельности, о творчестве Пушкина и Лермонтова казахи как раз-таки и узнали.

 

В этом году, опять же в рамках этого проекта, мы проводим конкурс «Казахстан-Россия: космос наш», то есть мы уже отошли от литературы к развитию научно-технического прогресса. Конкурс о том, как покорение космоса связало Казахстан и Россию в советское время. Задание конкурса – написать о том, как сотрудничество может развиваться через 200-300 лет. Это могут быть фантастические рассказы, футурологические эссе и так далее. Таким образом мы пытаемся в своей деятельности сохранять, связывать, сшивать культурно-историческое пространство Казахстана и России.

 

ИНТЕРВЬЮ Максим Крамаренко 03.jpg


- А в каком формате вы сотрудничаете с российскими организациями?

 

- Я уже упоминал Экспертный клуб «Урал-Евразия». Мы в апреле этого года провели форум, в котором приняли активное участие представители Гражданского альянса Казахстана. Такая структура объединяет все НПО в Республике Казахстан. На этом форуме 26 апреля было принято решение создать Ресурсный Центр, который будет способствовать развитию гуманитарного сотрудничества приграничного пространства, то есть России с Казахстаном в целом. Этот Ресурсный Центр будет собирать информацию об определенных проектах приграничного сотрудничества, которые реализуют как в России, так и в Казахстане. Также этот Ресурсный Центр будет позволять искать партнёров для реализации в будущем аналогичных проектов. Это тоже проект, направленный на развитие сотрудничества между Россией и Казахстаном.

 

- И Вы предложили создать Академию приграничной дипломатии?..

 

- Да, в рамках этого же форума я предложил создать Академию приграничного сотрудничества, чтобы Академия учила наших общественников и российских общественников именно приграничной дипломатии, на что делать упор при реализации тех или иных проектов — это основная цель. А вторая основная цель – это познакомить наших НПОшников и российских НПОшников, чтобы мы друг друга знали лучше, знали, как работает их НПО, знали, как работает наше НПО. И третья цель – чтобы при выпуске из этой Академии люди выходили уже с готовыми проектами, которые можно подать в донорские организации как России, так и Казахстана.

 

- Вы уже понимаете, в каком формате будет проходить обучение? Это будут онлайн-встречи или, может быть, офлайн-интенсивы?

 

- Вообще, идея - смешанный формат, то есть проводить и онлайн, чтобы там нарабатывалась определенная база учебных материалов, тех же проектов, которые уже реализовывались, чтобы делался анализ положительных или отрицательных сторон тех или иных проектов, что удалось, что не удалось. Ну и, конечно, чтобы люди знакомились. Без очного общения не обойтись. Одно дело - мы сейчас с вами разговариваем по Skype, другое дело - когда мы с вами можем поговорить очно за чашечкой чая и обсудить другие вопросы, не сжатые во времени и в пространстве.   

 

- Максим, а чем занимается информационно-аналитической центр «Институт Евразийской политики», руководителем которого Вы являетесь?

 

- «Институт Евразийской политики» был создан в 2014-м году как вспомогательная структура движения «Лад», чтобы на эту структуру перебросить всю евразийскую тематику. Сейчас мы его делаем более самостоятельным. Ряд проектов реализуем только на базе «Института Евразийской политики», а ряд проектов – только на базе «Лада». В первую очередь, мы занимались экспертно-аналитической деятельностью, то есть это подготовка определённых материалов, в которых отражалось наше мнение по тем или иным процессам, происходящим в Евразийском Союзе, тем или иным процессам, происходящим вокруг Евразийского Союза, предлагали свои варианты решения. Также мы ушли, как модно сейчас говорить, в парадипломатию. Опять же это приграничное сотрудничество и это всё мы переносим на «Институт Евразийской политики».

 

- Максим, сейчас в Казахстане молодые люди активно говорят по-русски?

 

ИНТЕРВЬЮ Максим Крамаренко 05.jpg


- Вопрос многоаспектный. По законодательству современной Республики Казахстан русский язык имеет статус официально потребляемого наравне с государственным, то есть такой сложный статус. Допустим, у нас есть закон о Международно-финансовом центре, где написано, что официальным языком этого центра является английский язык, то есть коротко: “официальный язык”. И разъясняется, что такое. Это основной язык делопроизводства, судопроизводства и нормотворчества на определённой территории. Русский язык получил очень сложный статус. Можно сказать, это ноу-хау Казахстана, то есть в других странах такого статуса нет. Конечно же, с распадом Советского Союза произошло сокращение часов преподавания русского языка. Если по российским стандартам примерно сохранял такое же число, то преподавание русского языка в Казахстане сократилось примерно в два раза по сравнению с тем, что было в Советском Союзе.


У нас года три назад было объявлено, что будет проходить образовательная реформа именно по средней школе и будет внедряться английский язык. В итоге должно получиться, чтобы на английском языке преподавались такие предметы как физика, химия, биология. Русскому языку остается только сам, собственно, русский язык, всемирная история и всемирная литература. Всё остальное преподаётся на казахском языке. Как мне кажется, при таком подходе знание русского языка, конечно, снизится, потому что, во-первых, ребенку будет очень сложно перестраиваться с одного языка на другой. Допустим, математика будет преподаваться на казахском языке, а физика - уже на английском. Сложно будет в лингвистическом мышлении перестроиться с одного языка на другой. Поэтому для нас немного тревожно.

 

Сейчас говорят о том, что повысился процент уезжающих русских из Казахстана в Россию и многие говорят о том, что их беспокоит не какой-то национализм, а что будет с русским языком и системой образования, беспокоит именно реформа, которая непонятно, будет реализовываться или нет… В пандемию у нас пока этот вопрос застыл.

 

 

Читайте также

Новости

Новости партнёров