Деловой совет по сотрудничеству с Индией

Православный священник восстановил уникальный иконостас храма в Хомсе

16.02.2021 ТАСС 725 просмотров

Уникальный иконостас храма в сирийском Хомсе восстановил православный священник.


Резной деревянный иконостас, изготовленный в XVIII веке для православной церкви в сирийском Хомсе, восстановлен после того, как храм разрушили боевики. Около пяти лет над ним работал единственный в Сирии специалист по реставрации икон и церковной утвари — православный священник отец Спиридон.

Храм Георгия Победоносца в центре Хомса сегодня выглядит почти так же, как до войны — монументальные каменные своды, высокая звонница. Разве что черепица на крыше совсем новая. Место ожесточенных боев в тихом церковном дворике угадывается лишь по испещренным следами пуль и осколков стенам соседних хозяйственных построек. До них руки у православной общины пока не дошли, но главное местное христиане уже сделали — построенный в конце XIX века и разрушенный боевиками до основания в начале войны в Сирии храм вновь встречает прихожан.

Хомс, крупный промышленный и образовательный центр в самом сердце исламской Сирии, всегда считался христианским городом. В разные годы до трети населения здесь исповедовали православие, почти всегда мирно уживаясь с соседями-мусульманами. В нынешней войне город стал для Сирии своеобразным аналогом Сталинграда. Христиане, понимая что боевики намерены их уничтожить, бились за каждый дом и каждый этаж. В 2014 году город освободили, и сейчас с тем же упорством восстанавливают не только дома, но и церкви.

«Наша церковь была разрушена в 2012 году, и самое большое ее богатство — иконостас, был разбит на куски. Весь район до 2014 года бы недоступен, и только в 2015 году мы могли начать восстанавливать храм. Иконостас, конечно, находился в ужасном состоянии», — рассказывает настоятель Храма Георгия Победоносца отец Михаил.

Иконостас — одна из главных святынь христиан Хомса. Вырезанный из дерева местными мастерами в 1750 году, он почти на 150 лет старше самой церкви. Изготовлен он был для другой городской церкви — Храма Сорока мучеников, первые упоминания о котором относятся и вовсе к рубежу XI–XII веков. На нынешнее место иконостас перенесли в конце XIX века, когда в Храме Сорока мучеников появился другой — мраморный, подаренный российской императорской семьей.

То, что деревянный иконостас и сегодня занимает свое место, стало заслугой почти исключительно одного человека — отца Спиридона, настоятеля небольшой церкви в центре города Латакии на севере Сирии. «Я провел пять лет, восстанавливая его. Его пришлось собирать по кусочкам, как пазл. У нас было больше 250 кусочков этого иконостаса длиной от 3 сантиметров до 3 метров. Пришлось их все пронумеровать, очистить и скрепить специальным составом», — объясняет отец Спиридон.

Некоторые элементы восстановить так и не удалось, и на их месте хорошо заметны новые. Так венчающий иконостас православный крест, который принял на себя удар обрушившейся кровли, частично пришлось сделать заново.

Священник и реставратор

Мастерская отца Спиридона, занимающая три небольших квартиры, притаилась в одном из узких переулков, уходящих к Средиземному морю от одной из главных улиц Латакии, которую местные жители называют «американской». Когда-то здесь работала открытая американскими миссионерами школа, район и сегодня считается христианским, и церковь отца Спиридона расположена именно здесь.

Сам священник — профессиональный иконописец, обучавшийся у лучших мастеров в Греции, последние 19 лет жизни посвятил реставрации икон. Денег за работу, даже такую сложную как собирание по кускам огромного иконостаса, отец Спиридон не берет — он пишет новые иконы, а на заработанные средства восстанавливает старые.

«Вы можете сказать, что это безумие, но знаете — это по-своему страсть. Я открываю для себя икону понемногу, шаг за шагом. Это похоже на воспитание ребенка — он появляется, растет, вы смотрите на него и открываете что-то новое. А еще это похоже на воскрешение Христа — икона находится в плачевном состоянии, она фактически уничтожена, и, по сути, у нее происходит новое рождение», — рассказывает отец Спиридон, отвлекаясь на минуту от аккуратного удаления копоти с иконы.

Работы у священника-реставратора очень много. В одном только Храме Сорока мучеников в Хомсе до войны насчитывалось порядка 250 икон, многим из которых было по 300-400 лет, а сейчас осталось около 30. Одни иконы попали в руки боевикам и были повреждены, другие, в надежде спасти, священники и прихожане просто закапывали, и пребывание в земле в течение нескольких лет не пошло им на пользу. Впрочем, работа над некоторыми из них удивительным образом открыла миру и новые реликвии.

«Когда я взялся за очистку икон из Хомса, оказалось, что под краской, на которой они написаны, золото. Я понял, что там есть еще один слой краски — они были написаны просто поверх других икон, гораздо более замечательных, им более 400 лет», — рассказал он.

Как оказалось, еще в XVIII веке у христианской и мусульманской молодежи в Хомсе произошел конфликт, в христианскую церковь ворвались бандиты и подожгли ее. Впоследствии мусульманские старейшины помогали восстановить храм, но его иконы в пожаре закоптились и их решили отдать местному художнику, который смог только нарисовать поверх новые. Со временем история забылась, новые иконы стали восприниматься как оригинальные, и о выдающихся произведениях под ними, вероятно, никто бы не узнал, если бы после нынешней войны они не попали в руки к отцу Спиридону.

Передача опыта

Отец Спиридон — и священнослужитель, и художник, и писатель, и преподаватель. Убранство более 20 христианских церквей в Сирии — и до войны, и теперь — он отреставрировал параллельно с содержанием собственного прихода.

«По сути, у меня два дня в одном — сначала я работаю с иконами и книгами, потом — в храме. Там тоже очень много работы, проводить службы и общаться с прихожанами — только часть ее. Я встаю очень рано, занимаюсь реставрацией или пишу иконы, потом отправляюсь в храм. Каждый день я нахожу время, чтобы читать и оставлять заметки для своих книг, чтобы не забыть чего-то важного», — говорит он.

Еще одна важная часть жизни — ученики. Священник разработал собственный курс по иконописи и обучает этому искусству всех желающих. Ученики приходят к нему в мастерскую несколько раз в неделю, и священник, стоя у доски, как в школе объясняет азы церковной росписи. В хитросплетениях арабского языка периодически проскакивают знакомые и для русского слуха слова — «ретушь», «охра», «киноварь».

Одна из учениц, Хаду — косметолог и мать двоих детей — рассказывает, что рисованием увлекалась с детства, но иконами заинтересовалась только недавно. «Мне было очень интересно узнать, о чем рассказывают иконы, их сюжеты, история. И я решила тоже научиться работать в таком стиле», — поясняет она.

На освоение авторского курса у учеников обычно уходит около года, и работу с ними отец Спиридон считает необычайно важной. Он на данный момент едва ли не единственный специалист в этой области во всей стране, а во время войны в одной только Латакии — далеко не самой сильно пострадавшей сирийской провинции — было разрушено 16 христианских церквей. Впереди еще годы работы, и поддержки государства энтузиасту-священнику ждать пока не приходится, что его, впрочем, не расстраивает.

«За мной никогда не стояло ни властей, ни каких-либо других организаций. 90% материалов мы получаем из-за пределов Сирии. Почему власти не помогают нам? Понимаете, во время войны были разрушены церкви, но ведь разрушены были и дома. И правительство, как и я, считает, что все-таки нужно сначала дать людям новые дома. Если после этого они примутся и за церкви, это будет очень хорошо», — объясняет отец Спиридон.

Читайте также

Общество

Новости

Новости партнёров