Открываем Азию для России

27.03.2018 Валерий Ветров 142 просмотров

Монголия: страна большого неба

Наша близость – почти интимная. Несколько веков Русь была улусом Монголии, а та позже едва не стала улусом России (точнее – 16-й республикой СССР). Но много ли мы знаем о современной Монголии?


В 380 километрах к западу от Улан-Батора находится один из крупнейших городов страны: в нём живёт почти 10 тыс. человек. Город застроен в основном деревянными домами, на заборах повсюду предупреждения о злых собаках — очень похож на сибирское село, но что-то в нём не так. Потом замечаешь: нет деревьев и даже кустов. Поэтому можно увидеть сразу тысячу некрашеных бревенчатых срубов и крыш. Трудно поверить, но это – тот самый легендарный Каракорум.

Кочевникам вообще ни к чему были города. Племя разбирало свои лёгкие войлочные домики, грузило их на верблюдов или коней и переходило на другое место, как только оскудевали окружающие пастбища. Но в 1189 году некоему Темучину удалось объединить трудяг-пастухов. Темучин дал монголам закон и порядок. И монголы стали кочевать организованно. Всей массой, с женами, детьми и скотом, они передвигались то на юго-запад, то на юго-восток, уничтожая армии и почти всех мужчин непокорных стран, присваивая себе их пастбища, имущества, жён, детей и даже религии. Они побеждали не столько за счёт своего количества (нередко побеждённых было больше), сколько за счёт выучки, дисциплины и полководческого дара Темучина. Помогала и передовая военная техника (порох и стенобитные машины), позаимствованная в Китае.

Монголия 
Монгольская юрта быстро собирается и также быстро разбирается. Фото: Михаил Медведев/ТАСС


Так появилась самая великая империя в истории человечества, распространившаяся от Желтого моря до Восточной Европы. Русь стала одним из улусов этой империи. Темучин по праву присвоил себе имя Чингис-хана, то есть Владыки вселенной. И в 1220 году начал строить столицу империи (или даже вселенной) Каракорум. Роскошный дворец хана в этой столице особенно поражал гостей серебряным деревом с листьями и плодами, а также фонтаном. Над дворцом трудились лучшие мастера из Китая, Руси, Франции, Англии, Персии, Тибета и Непала.

После завоевания Китая и других стран монголы уже не являлись теми дикарями, коими их сегодня многие представляют. Они усвоили буддизм, христианство и мусульманство, стали искусными кузнецами и ювелирами, под их ладными доспехами из железа и кожи пряталось цветное шёлковое белье. (Всё это можно увидеть в Музее истории Монголии в Улан-Баторе).

Однако нажитое «непосильным трудом» рано или поздно утрачивается. После смерти сына Чингиса Кублай-хана империя стала распадаться, а затем монгольские царства пали одно за другим. В 1380 году пришла очередь и главного оплота монголов: под ударами войск китайского императора династии Минь пал Каракорум, в котором китайцы оставили только трёх гигантских каменных черепах.

Когда-то черепахи служили постаментами для памятников, а теперь стали памятниками сами. Когда идёшь к черепахам, десятки сурков бегут к норам и, высунув из них головы, следят за тобой, потом исчезают в своих подземельях. Возле черепах монголы торгуют стариной: медными маньчжурскими монетами с дыркой, баночками для нюхательного табака, красиво вырезанными из кости или камня, а также традиционными монгольскими ножами – в изысканных серебряных ножнах, в которые вставлены также украшенные серебром костяные палочки для еды. Другим традиционным предметом скудного обихода кочевников были и остаются серебряные чашки.

Монголия
 Посетитель рассматривает монгольскую традиционную упряжь. Фото: Wang Zheng/ТАСС


В Каракоруме находится знаменитый монастырь XVI века Эрдэнэ Зуу. Коммунисты снесли 50 из 60 его храмов, но впечатляет и оставшееся. Частью 4-километровой стены монастыря являются 108 каменных ступ. Атмосферу монастыря определяют немного жутковатые буддийские изваяния и живые люди в оранжевой одежде; 7-летние – самые весёлые, пик серьёзности приходится примерно на 30-40 лет, потом лица снова начинают веселеть.


Монголия и Россия: вехи сотрудничества

Завоевавшие Монголию в конце XVII века маньчжуры, населявшие север Китая, принесли с собой ламаизм. Когда жизнь тяжела, люди острее ощущают потребность в религии. В XIX веке каждый третий монгольский мужчина считал себя ламой, число монастырей в Монголии превышало 700. Когда в 1911 году Монголия объявила о своей независимости, очередной её духовный лидер – богды-гыгын – стал и главой государства, первым и последним богды-ханом («святым ханом»).

Один из интереснейших музеев Улан-Батора – бывшая резиденция богды-ханов, состоящая из храмов в китайском стиле и дворца. Дворец полон драгоценностей, цветастых тканей, изысканного фарфора, мехов редких животных. Животных богды-хан очень любил. Во дворце можно увидеть собранные им чучела птиц, а также череп и шёлковую шапочку его любимца – умного слона. О дружбе Российской империи с Монголией говорит то, что дворец богды-ханов построен для них русским царем в 1905 году.

Монголия
 Лошадь для кочевника - основное средство передвижения. Фото: Lian Zhen/ТАСС


Потом Монголию закачало на волнах российской революции. В 1919 году Улан-Батор (тогда называвшийся Ургой) оккупировали китайцы, потребовав выплатить все налоги, накопившиеся с 1911 года. В начале 1921 года китайцев выгнал отряд белого генерала, барона Унгерна. Здесь барон заочно провозгласил великого князя Михаила императором России и нанял 7 тыс. лам молиться за успех планируемого вторжения в Россию, в ходе которого барон, семью которого убили большевики, планировал уничтожить «всех коммунистов, комиссаров и евреев с их семьями». И, наконец, в том же году при поддержке Красной Армии в столицу вошёл подлинно народный герой Сухэ, после чего приказал передать весть о великой революции в Монголии в те 5 стран, которые ему были известны. Только тогда столица и стала Красным Богатырем – Улан-Батором.

Чтобы понять, к чему это привело, нужно зайти на площадь Сухэ-Батора, чтобы увидеть типичную главную площадь советского республиканского центра – кольцо правительственных зданий с мавзолеем Сухэ-Батора перед самым мрачным из них и памятником герою в середине. Злые языки утверждают, что главной площадью города это место было выбрано лишь потому, что конь Сухэ-Батора справил здесь нужду.

После революции дружба наших народов дошла до такой степени, что с 1941 года монголы стали писать кириллицей. (До этого пользовались уйгурской вязью, а ещё ранее – тибетским алфавитом.) Сегодня можно прочитать практически любую надпись на монгольских улицах и домах, а некоторые слова – «мебель», «автосервис», «главпочтамт», «стриптиз» – даже понять. Есть также слова, которые вроде бы понимаешь, но понимаешь как-то неправильно. Это те монгольские слова, которые в русском языке приобрели ругательный смысл. Так, например, в местной столовой (нужно принимать это как иностранное слово, без пошлых истолкований), можно отыскать блюдо, которое в меню называется «хуйцаа». Интересно, что принесут? Ничего особенного, что-то вроде супа, ароматизированного ягодами можжевельника. В счёте невозмутимая официантка напишет это слово без окончания «цаа». Чего им смущаться, если это слово означает «ножницы», а также «вихрь».

Монголия
Два монгольских борца соревнуются на зимней ярмарке. Фото: Liu Lei/ТАСС


Переход к капитализму в Монголии произошёл без проблем. Магазины приватизировали, а главное средство производства – коровы и кони – у семей и раньше были своими. Особенно заметно валовой продукт растёт за счет увеличения добычи золота. Монголия в СЭВ считалась запасником минеральных ресурсов. Ресурсы давно разведаны советскими геологами, осталось их только добыть.

700-тысячный Улан-Батор – один из крупнейших по площади городов мира. Это не удивительно, если учесть, что монголы сохранили свою самобытность. По-прежнему половина столичных жителей живёт в юртах, пасёт коров и коней. Районы столичных новостроек выглядят как белые шашечки юрт, карабкающиеся на склоны гор. Коршуны камнем падают на городских воробьёв.

Многие районы Улан-Батора напоминают российские «хрущёбы». Монголы называли панельные дома «подарками советского народа». Знающие люди, впрочем, говорят, что советские строители возводили в Монголии дома и больницы не даром, что из Монголии вывозился вольфрам, кости динозавров и другие ценные ископаемые. Тем не менее, благодарность монголов к русским крепла. До сих пор многие люди, особенно старшего поколения, ещё помнят русский язык, так как образование получали в СССР.

Монголия
Монгольский женский национальный костюм. Фото:  Imago/TASS


Интересный факт: многие монголы, окончившие советские военные училища, служили в СССР; некоторые воевали в Великую Отечественную. Рассказывают о танке, который был построен на пожертвования монголов и на котором было написано то ли «От Монголии», то ли «За Монголию»; говорят, немцев на фронте сильно удивляла эта надпись.

Трехзвёздочные юрты

Испортить экологию своей огромной страны у 2-миллионного населения Монголии шансов мало. Именно дикая своеобразная природа привлекает сюда туристов.

Например, монгольское озеро Хубсугул, по гипотезе геологов, когда-то бывшее с Байкалом одним озером, ещё чище Байкала, а про буйство дикой природы на его берегах и говорить не приходится. На севере страны – леса, горы, реки, полные рыбы.

Южную половину страны занимает пустыня Гоби. Но это не большая песочница вроде Сахары, а край, где каменистые равнины вдруг сменяют горы, а те, в свою очередь, уступают место барханам, вырастающим до двухсот метров. На самом деле Монголия — это ещё великое множество сногсшибательных ландшафтов.

Монголия – страна, где температура воздуха «пляшет» из одной крайности в другую: летом +40, зимой – минус столько же. Поэтому туристы посещают страну обычно летом. Вопрос сезонной заполняемости гостиниц монголы решили очень просто: как правило, они не строят гостиниц. По весне в некоторых уголках Монголии, где особенно красиво, спонтанно появляются туристические базы. Настоящими турбазами по большому счёту их не назовёшь — так, пара десятков юрт. Пришла осень — нет турбаз, испаряются, словно никогда и не было. Многие иностранные туристы по достоинству оценивают экологически чистые монгольские юрты - покупают их и увозят на родину, ставят у себя на участке, а иногда прямо в доме, вспоминая о своих монгольских похождениях.

Монголия
Монгольский национальный танец. Фото: Imago/TASS


Правда, в мае и сентябре ночью случаются заморозки, приходится топить лёгкую железную печь, которая быстро разогревается докрасна, но и остывает мгновенно, если не подкидывать дровишки. Монголы уважают цивилизованность туристов и выдают им дрова, хотя сами топят засохшим кизяком – откуда в Гоби дрова? Навоз — это вам не прогорающие в мгновение ока дрова, он будет тлеть всю ночь, отдавая постепенно тепло небольшими порциями.

Туалеты на многих турбазах – это будочки с унитазами или просто «очком». Туристы из развитых стран к традиционной культуре привыкают не сразу. Рассказывают, однажды гид-монгол увидел, что из-под двери туалета торчат носки ботинок. По правилам использования туалета типа «сортир» такого никак не должно происходить, поэтому монгол решил, что кому-то стало плохо, и открыл дверь. Японский турист, в состоянии крайнего удивления, сидел в «очке» как на сиденье унитаза. Пришлось объяснять жертве цивилизации, как это делается.

Апогей роскоши – турбаза «Чингис-хан» недалеко от столицы. Там в огромной столовой (естественно, тоже юрте) потолок украшен шкурами примерно 150 снежных барсов, а вся посуда – произведение монгольских серебряных дел мастеров. Остаётся надеяться, что не строительство этой турбазы стало причиной занесения снежных барсов в Красную книгу.

Есть в Монголии и вообще не похожие на Землю места, как Баянзаг (район горной цепи пустыни Гоби) – мрачное, безжизненное плато оранжевого цвета. Ощущение иных миров усиливается, если знаешь, что этот красный обрыв напичкан костями и яйцами динозавров. Отсюда выползли скелеты чудовищ, стоящие в палеонтологических музеях Улан-Батора и Москвы.

Монголия
 Монгольский пастух рубит коровью кость, чтобы приготовить обед гостям. Фото: Shen Qiao/ТАСС


Для туристов, которые предпочитают активный отдых, в Монголии полное раздолье — они с удовольствием лазают по горам, осваивают крепкие спины местных коренастых лошадок и верблюдов, занимаются рыбалкой и охотой, пускают стрелы из лука. Суперактивные пробуют свои силы в схватках с монгольскими борцами – тут чуть ли не каждый парень не прочь побороться.

Монголы сохранили свои традиции — это гостям нравится. У них не ушла любовь к лошадям, скачут потомки Чингиса очень ловко и быстро. Многие предпочитают жить в юртах, питаться исключительно молоком и мясом, а гостей принимают как самых близких друзей. Монголы — трудолюбивый народ, после дневных «трудовых подвигов» они возвращаются в свою одиноко стоящую юрту в бескрайней степи, садятся у котла, где булькает бульон с мясом, наливают зелёного чая, в который добавляют молоко или жир, и... включают телевизор, «запитывающийся» от солнечной батареи. И так каждый день.

Читайте также

Обзоры

31.12.2017 320

Люди Токио

Обзоры

Новости

Новости партнёров