Деловой совет по сотрудничеству с Индией
ТЕЛЕКАНАЛ «БОЛЬШАЯ АЗИЯ» И «ЯПОНСКИЙ ФОНД» ПРЕДСТАВЛЯЮТ!

Открываем Азию для России

Мирный договор с Японией

21.12.2018 Олег Мироненко 572 просмотров

В отношениях России и Японии острым клином уже несколько десятилетий стоит проблема так называемых «северных территорий». Возникла она после Второй мировой войны. Обе страны до сих пор так и не подписали мирный договор, что препятствует успешному взаимодействию Москвы и Токио. Попытаемся разобраться, как эта ситуация может быть потенциально решена, и с какими проблемами обоим государствам предстоит справиться на этом тернистом пути? 


В последнее время российский президент Владимир Путин и японский премьер-министр Синдзо Абэ проводили переговоры так часто, что это не осталось незамеченным мировым сообществом. Практически всегда японская сторона затрагивала в той или иной степени вопрос «северных территорий». Точнее, связывала заключение мирного договора с передачей Японии четырех российских островов Южных Курил — Итурупа, Кунашира, Шикотана и Хабомаи — которые японцы считают своими.

Японии требует у России вернуть все четыре острова, которые вошли в состав СССР по итогам Второй мировой, а после его распада являются неотъемлемой частью России. Как минимум, два из четырех островов сегодня имеют важнейшее стратегическое значение для РФ, как, впрочем, и для самой Японии. И вот почему.

В этой связи переговоры, которые особенно активизировались в последнее время, проходят сложно: параметры возможной сделки тщательно изучаются обеими сторонами. Каковы же шансы, что удастся достигнуть хоть какого-нибудь положительного результата?
Сначала сделаем краткий экскурс в историю, а также попытаемся разобраться в самой проблеме, задав несколько актуальных вопросов, которые, возможно, помогут разъяснить ситуацию. Как заявил российский посол в Японии Михаил Галузин, давший интервью японскому изданию «Ёмиури симбун», главное в данном случае — не спешить и уважать чувства народов Японии и России.

Когда и из-за чего возник спор?

В 1875 году российский и японский императоры подписали договор, согласно которому «группа островов, называемых Курильскими», отходила Японии. Взамен Россия получила в безраздельное пользование весь Сахалин. Затем, по Портсмутскому договору от 1905 года, по итогам русско-японской войны, Страна восходящего солнца приобрела суверенитет над Южным Сахалином и Курильскими островами. Таким образом, вполне очевидно, что Япония, на правах победителя, изменила тогда правила игры. Однако в итоге через сорок лет эта страна сама оказалась в щекотливой ситуации и потеряла некоторые территории, потерпев поражение во Второй мировой. Это, конечно, несколько упрощенное изложение тех событий, но суть их, в принципе, понятна.

По российской версии, «северные территории» по праву принадлежат России. Наша держава - правопреемник СССР, победившего мировой фашизм и империализм. Россия же стала считать упомянутые острова своими, основываясь на Ялтинском соглашении, которое в феврале 1945 года заключили США, Великобритания и СССР. Как утверждает российская сторона, в секретном соглашении союзники признали право СССР на Курилы и Южный Сахалин.

Япония с таким положением дел не согласна и имеет свои контраргументы. Она считает, что СССР захватил четыре острова незаконно. Также она заявляет, что приняла Потсдамское соглашение, зафиксировавшее итоги Второй мировой войны (2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» был подписан Акт о безоговорочной капитуляции). Поэтому Ялтинское соглашение официальный Токио не признает и считает его просто секретным договором, который ни к чему не обязывает Японию.

Российско-японский диалог осложняется также и тем, что Япония вынуждена согласиться на переговоры только по двум островам — обсуждать передачу Кунашира и Итурупа Россия пока и не собирается (почему — об этом несколько позже). Зато японский премьер-министр Синдзо Абэ, инициировавший переговоры, у себя дома уже подвергается резкой критике за свою «половинчатую» позицию — его и так подозревают в том, что он собирается отказаться от части «исконных японских земель». Москва же связывает переговорный процесс не только с вопросом передачи Шикотана и Хабомаи, но и требованием признать итоги Второй мировой войны. В частности, об этом заявил глава МИД России Сергей Лавров. Японцы снова признавать свое поражение в той войне не хотят, поскольку считают, что это уже зафиксировано в различных международных документах — в том числе и в Сан-Францисском мирном договоре 1951 года. Однако Россия этот договор не подписала, так как в нем не указывалось, что Южно-Курильские острова принадлежат нашей стране.

В 1956 году СССР, чтобы наладить отношения с Японией и выйти на подписание мирного договора, соглашался передать Японии два острова - Шикотан и Хабомаи. Но Токио выдвинул ультиматум - настаивал на передаче под свою юрисдикцию всех четырех островов. Размениваться по этому вопросу японская сторона не пожелала, что, собственно, и вынудило советское правительство в 1960 году и вовсе отказаться от прежних намерений — все переговоры были свернуты. Этому событию предшествовало другое очень важное соглашение между Японией и США. Согласно оному, Япония, наконец-то, получила обратно долгожданный суверенитет, но США сохранили за собой право создавать военные базы на японской территории, размещая на них неограниченное количество воинского контингента. Даже японская общественность сильно возмутилась тем документом, а импульсивного российского лидера Никиту Хрущева он просто взбесил.

В результате советское правительство заявило, «что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года». Все, точка.

Как и сегодняшнее российское руководство, советские руководители серьезно относились к риску усиления присутствия американских войск в регионе. И эти опасения не были напрасными. Нынешняя российская власть указывает японской стороне, что на новых переговорах по островам нужно непременно учитывать всю прежнюю дипломатическую переписку. А из нее, собственно, следует, что РФ неотъемлемым условием подписания мирного договора выдвигает требование вывода с территории Японии войск США.

Так ли это на самом деле? Следуя логике нынешнего российского руководства, которая становится понятной из различных высказываний официальных лиц по данному вопросу, можно сделать вывод, что российская позиция, в целом, сформирована. Требовать от Японии, как говорится, в лоб вывода американских войск никто не собирается, поскольку и так понятно, что японские власти на это в настоящее время не пойдут. Да, Вашингтон уже не так сильно влияет на Токио, как в 1960 году, однако эта зависимость все еще велика. Но Абэ мечтает заключить договор с Россией еще и потому, что великолепно понимает чаяния японцев, которые хотят все меньше и меньше зависеть от США. А еще он хочет исправить ошибку своего деда по материнской линии - премьера Киси, который в 1960 году подписал договор с США, обнулив таким образом шансы на подписание договора с Россией. Однако вернемся снова в ситуацию конца прошлого века.

В девяностых годах, уже после распада СССР, Япония снова начала периодически поднимать тему островов, увязывая ее с подписанием мирного договора. Россия заявляла о незыблемости своих границ, но, чтобы улучшить отношения с Японией, все же не стала отказываться от переговоров - в надежде не разрубить, а развязать этот гордиев узел. 

На сегодняшний день Москва и Токио предпринимают попытки сдвинуть ситуацию с мертвой точки путем возвращения к той самой декларации от 1956 года. Причем инициатором идеи выступил японский премьер Синдзо Абэ. Обе стороны хорошо понимают, что договориться по всем островам не получится. Очевидно, именно поэтому в Японии пришли к выводу, что проще снизить «переговорный градус». Теперь Страна восходящего солнца согласна вернуть два острова, хотя и от двух других она принципиально не отказывается. На Абэ в самой Японии давят многие, требуя, чтобы он договаривался «пакетом». Некоторые лихие головы даже предлагают подождать момента ослабления России лет через 15, а затем, дескать, можно будет получить сразу все. Но такая позиция лишь усугубляет проблему.

Кремль демонстрирует готовность к переговорам, но, как недавно заявил российский президент Владимир Путин, сначала было бы хорошо заключить мирный договор, а потом, «как друзья», обсуждать острова.
Абэ парирует: мол, есть советско-японская совместная декларация 1956 года, согласно которой СССР был готов передать Японии острова Шикотан и Хабомаи. Японский премьер понимает, что она устраивает далеко не всех, но по какому-то пути двигаться нужно — вот и выбрал вариант шестидесятилетней давности. Значит, делают выводы эксперты, премьер готов идти на некий компромисс. Однако и переоценивать слова японского политика также не стоит.

Как подписание мирного договора может повлиять на взаимоотношения между Россией и Японией?

Нашей стране этот договор интересен прежде всего тем, что экономическое сотрудничество между двумя странами может быть поднято на новую высоту. По крайней мере, в этом россиян пытаются убедить японцы.
В действительности, ту же декларацию 1956 года в некоторой степени можно считать мирным договором, так как в ней подводились итоги минувшей войны, говорилось о восстановлении дипломатических и торгово-экономических отношений и т. д. Однако уже через год, в 1957 году, СССР и Япония подписали Торговый договор — он, кстати, до сих пор регулирует российско-японские экономические связи, которые в 1970-е годы, в самый разгар холодной войны, неожиданно оказались настолько эффективными, что Япония стала для СССР партнером номер один среди всех капиталистических стран. Но в 1982 году Япония принимает закон о Южных Курилах, оформив, таким образом, свои претензии на «северные территории». Отношения между странами стали ухудшаться - излишняя политизация вопроса на пользу не пошла никому.

К тому же, во второй половине 1980-х, практически на ровном месте разразился жуткий скандал. Компания Toshiba Machine поставила в СССР станки с цифровым управлением, что противоречило ограничениям КоКома (международная организация стран НАТО и Японии, созданная для осуществления экспортного контроля над товарами и технологиями, которые запрещалось ввозить в СССР и другие соцстраны). В период с 1986 по 1987 годы Советский Союз приобрел станков из Японии на сумму в 55 млн рублей – огромные деньги по тем временам. Что примечательно: «проблема северных территорий» такому выгодному сотрудничеству отнюдь не мешала — равно как и союзническим отношениям Японии с США.

Сегодня экономические связи Японии с Россией куда скромнее - не в пример тем временам. Согласно данным Федеральной таможенной службы (ФТС) доля Японии в российском импорте составляла в первом полугодии текущего года немногим более 3,6%, тогда как доля российского экспорта в эту страну оказалась еще меньше — 2,7%. Товарооборот между странами нельзя, конечно, назвать мизерным — 18 млрд долларов — но и большим, учитывая географическую близость, он также не является. С Германией, например, он почти в три раза больше. Прямые инвестиции Японии в Россию не дотягивают даже до 2 млрд долларов, тогда как немецкие составляют порядка 18 млрд долларов.

Почему такие скромные экономические отношения сложились между двумя соседними странами?

Скорее всего, дело тут даже не в наличии исторических обид — деньги идут туда, где созданы хорошие маржинальные условия для ведения бизнеса. Видимо, японский деловой мир пока не готов масштабно инвестировать в современную РФ, хотя влияние политического фактора исключать также нельзя. Между тем, определенные подвижки все же есть, и на межправительственном уровне соглашения о сотрудничестве периодически подписываются. В качестве примера можно привести соглашение японских корпораций «Мицуи Буссан» и «Мицубиси» с российским газовым холдингом «Газпром» о сотрудничестве в рамках проекта «Сахалин-2» по производству сжиженного природного газа (СПГ).

Некоторые эксперты — и с японской, и с российской стороны - уверены, что принимать за чистую монету то, что мирный договор откроет новую эру в российско-японских отношениях, едва ли приходится. При благоприятных обстоятельствах японский бизнес сам будет заинтересован в инвестициях в нашу страну и меньше всего будет думать о «северных территориях». Даже если и не будет мирного договора.
В следующем материале мы рассмотрим те риски, которых пытается избежать Россия, договариваясь с Японией по столь спорным вопросам.

Читайте также

Обзоры

18.09.2018 1148

Япона баня

Обзоры

Новости

Экономика и бизнес

Спорт и здоровье

Экономика и бизнес

Культура и отдых

Культура и отдых

Новости партнёров