https://eabr.org
https://eabr.org/

Открываем Азию для России

Андрей Бельянинов: «Нацвалюты становятся более востребованными, чем доллар или евро»

23.05.2018 abctv.kz 259 просмотров

Глава ЕАБР Андрей Бельянинов рассказал корреспонденту abctv.kz Султану Биманову об итогах деятельности банка за прошлый год и о планах на будущее.



– Взаимная торговля между странами – участницами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в 2017 году выросла на четверть (25,9%), до 17,4 млрд долларов, после проседания товарооборота в предшествовавшем году. Статистика наглядно рисует, что страны союза вышли на траекторию роста. А как чувствует себя ЕАБР? Давайте поговорим о финансовых итогах банка за прошлый год. Чистая прибыль упала в три раза. Не могли бы пояснить причину такой динамики?

– Слово «прибыль» применительно к нашей деятельности не является основным критерием нашей эффективности в работе. Мы все-таки межгосударственный банк развития, и наша задача – продвигать интеграционные инфраструктурные проекты, способствующие развитию стран региона. А прибыль?..  Главное, чтобы не было безубыточной деятельности. Но, отвечая на вопрос, почему упала, вкратце. Почему она была большая? Были образованы резервы по ссудам на случай потерь. К счастью, риски не реализовались, убытков не произошло, поэтому они вернулись на баланс и показали рост. Это не было сверхприбыльной деятельностью банка. Наш банк всегда ведет консервативную политику. Увидели, что есть возможность потерять, а мы очень дорожим своей репутацией, дорожим своими рейтингами и партнерами, сразу провизируем их.


– По итогам 2017 года пять заемщиков банка допустили дефолт на сумму 23,8 миллиарда тенге…

– Это звенья одной цепи. К сожалению, любой банк, в том числе и ЕАБР, не может вести на 100 процентов безубыточную и безошибочную деятельность. Мы ведем работу по таким проектам максимально эффективно.


– В каких секторах экономики оперировали эти проблемные заемщики? В чем основная причина ухудшения их финансового положения?

– На мой взгляд, это уже будет выглядеть как некий инсайд, и создавать риск отразится на наших партнерах. Они все равно остались нашими партнерами, я не буду давать характеристику этим проектам.


– Сколько из них являются казахстанскими юрлицами, в таком случае можно узнать?

– Мы ведем такой анализ. Но, если назову страну, страна не виновата и бизнес тоже. Бывают разные обстоятельства. Против Казахстана не объявили санкции, а так или иначе ряд казахстанских предприятий от этого страдают. Кого винить или кого спрашивать? Вот я сегодня спросил на панельной дискуссии, где употребили слово «санкции». Европейцы жалуются на убытки от санкций, но никто не говорит про то, кто объявил санкции в отношении России. Не надо обольщаться. Страны ЕАЭС, мы, так или иначе, завязаны. И неуспех одной из стран рано или поздно коснется остальных. Но в этой ситуации Казахстан только выиграет сейчас. Экономика объективно находится на стадии роста. Казахстан имеет ряд неоспоримых преимуществ инвестиционного плана. Международные финансовые институты, которые сознательно уходят из России, они переключаются на Казахстан.


– В свете нового раунда антироссийских санкций со стороны США нельзя не упомянуть об их влиянии на деятельность ТОО «Богатырь Комир» и ЕАБР, как ключевого кредитора предприятия. Проводили ли в банке оценку рисков по этому проекту, а также влияние на программу его модернизации? Есть ли риск заморозки валютных проводок и что менеджмент ЕАБР предпринимает для его нивелирования?

– «Богатырь Комир» – хороший заемщик. Мы оцениваем риски. Ситуация вполне разрешаемая. Я бы не драматизировал, как это склонны делать некоторые. Я думаю, что некоторые специалисты очень трепетно относятся к санкциям. Все может случиться, мы не вправе рисковать, и мы это никогда не сделаем. Мы любим и уважаем наших партнеров.


– Анализ кредитного портфеля ЕАБР показывает снижение доли проектов в машиностроении почти в четыре раза за прошлый год. С чем связано такое снижение? Намерен ли банк наращивать кредитование в этом сегменте? Чувствует ли приток заявок на проекты в сфере импортозамещения в регионе, в том числе на базе производственной кооперации игроков из стран ЕАЭС?

– Что касается снижения доли проектов в машиностроении. Один проект закончился, другой не начался, вот и образовалась на конец года такая динамика, так что это несознательная политика. Что касается импортозамещения, у нас сейчас есть ряд контрактов, которые сильно связаны с кооперационными поставками из России в Казахстан, из России в Беларусь и наоборот. Мы фондируем эти операции.


– Можете назвать эти проекты?

– Пожалуйста. Мы подписали кредитный договор между заводом «Звезда» (г. Санкт-Петербург) и белорусским БелАЗом, по поставке двигателей. Далее готовая продукция через лизинговую компанию поступает на рудники Казахстана. И мы стараемся везде участвовать своими финансами и обеспечиваем серьезные кооперационные связи между тремя странами.


– На каких отраслях ЕАБР сейчас делает основной фокус в кредитной политике? Сейчас идет рост торговли между странами ЕАЭС – банк пытается оседлать тренд?

– Торговля для нас не приоритет, если есть проекты в кредитном портфеле, то это лишь исключение из правил. Мы смотрим сейчас на строительство дорог на условиях ГЧП, проекты в гидроэнергетике. Мы, кстати, в рамках [Астанинского экономического] форума подписали меморандум по казахским дорогам. Будем на принципах ГЧП финансировать строительство дорог в рамках национальной программы развития дорог.


– Большой объем?

– Цифра прозвучала по программе в 15 тысяч километров. Безусловно, мы с этим не справимся. Будем заниматься поиском партнеров и синдицировать проекты.


– ЕАБР в начале этого года объявил о намерении разместить деноминированные в тенге среднесрочные евробонды. Что подтолкнуло и есть ли спрос со стороны зарубежных инвесторов?

– Мы рады за Банк развития Казахстана (госбанк РК, разместил в конце 2017-го и начале 2018 года два среднесрочных выпуска на общую сумму 200 миллиардов тенге). Они два раза уже разместились. Мы по ряду проектов видим БРК рядом с собой, и мы искренне радуемся его успехам. Что касается нашего выпуска. Мы сейчас делаем роуд-шоу. Процесс не завершен, так что комментарии преждевременны.


– Можете хотя бы очертить объем предполагаемого выпуска?

– Объемы, к сожалению, пока тоже не могу прокомментировать.


– Назовите цели этого выпуска? У банка в текущем году запланированы погашения по долговым обязательствам на 98 миллиардов тенге, будете рефинансироваться? Будет ли часть средств направляться на новые проекты?

– Деньги планируем направить на новые проекты, ведь у нас большой портфель заявок в тенге. Безусловно, будет и рефинансирование, так как размер обязательств большой. В целом у нас сейчас идет большой рост заявок на тенговые инвестиции. Основные потребности наших заемщиков – рубли и тенге. Нацвалюты становятся более востребованными, чем доллар или евро. Это следствие санкций и неустойчивости курса.


– Газопровод «Сарыарка». Получал ли банк приглашение и намерен ли участвовать в финансировании?

– Нас пригласили. Мы пойдем туда вместе с БРК. Безусловно, понадобятся определенные усилия и партнеры. Немалое количество комплектующих будет приходить из России, это очевидно. Могут возникнуть рублевые обязательства, тенговые. Часть оборудования все равно будет закупаться в Европе.

Читайте также

Новости

Культура и отдых

Новости партнёров