https://www.mos.ru/dvms/
ТЕЛЕКАНАЛ «БОЛЬШАЯ АЗИЯ» И «ЯПОНСКИЙ ФОНД» ПРЕДСТАВЛЯЮТ!

Открываем Азию для России

Тибет: Крыша мира глазами дилетанта

20.03.2019 Олег Мироненко 163 просмотров

Перефразируя классика, можно, наверное, сказать: умом тибетцев не понять, тибетцам нужно только верить. Вот и мы продолжим путешествие по загадочному Тибету, поверив тому, что видим своими глазами.


Не так уж и давно прошли те времена, когда все тибетские крестьяне были обязаны отдавать монастырям дань. После известных событий конца 1950-х годов, когда Тибет стал частью Китая, господству монастырей пришел конец, а далай-лама вместе со своими многочисленными сторонниками вынужденно отправился в изгнание — с тех пор на Тибет он, увы, так и не возвращался.

Великая китайская революция, нужно отметить, тяжелым катком прошлась по общественному укладу жизни тибетцев. Были здесь и свои хунвейбины из местных — в основном, молодые люди, проходившие обучение в Китае. О том времени тибетцы вспоминать не любят — слишком уж много случилось всякого нехорошего. Монастыри пострадали сильно, а знаменитый Ганден так и вовсе с землей сравняли. Зато дворец Потала чудом уцелел – рассказывают, что это заслуга одного из китайских партийных лидеров того времени - Чжоу Эньлая, который дал приказ бойцам Народно-освободительной армии не пускать в здание чрезмерно активных хунвейбинов. 

Тибет
Тибетские пейзажи завораживают. Фото: m.yandex.by


Лет пятьдесят назад на Тибете насчитывалось примерно 150 тыс. лам. Сейчас их куда меньше — многие монастыри находятся на самофинансировании, живут, в основном, за счет добровольных пожертвований, а также продажи предметов культа. Подделок, разумеется. Нынешние монахи сами активно выращивают фрукты, овощи и прочие сельскохозяйственные культуры, многие из них не прочь попозировать туристам в совместных селфи — за небольшую денежку опять-таки. Нет, прежде такого на Тибете не было. Приходится верить на слово тем, кто еще помнит те времена. А их осталось не так уж и много. Большинству тибетцев, как показалось, такое положение дел не очень-то и по душе, поэтому и ворчат, но по-тихому. Многие разрушенные прежде монастыри уже восстановлены, уходить в монашество снова стало престижно, хотя теперь «записаться» в монахи с самого раннего детства, как прежде, уже не получится - обязательно нужно пройти обучение хотя бы в начальной школе.

У современных тибетцев отношение к китайцам особое, хотя в приватной беседе многие из них все же признают, что с их приходом жить простым труженикам стало легче – меньше проблем с медицинским обслуживанием, повсюду что-то строят, появляются так необходимые многим рабочие места. Следовательно, на руках оказываются и свободные деньги, которые можно пустить на личные цели — и такого прежде не случалось...

Баба в законе

В своем большинстве тибетцы — добродушный и гостеприимный народ. Если уехать из туристической Лхасы вглубь страны и попутешествовать вдоволь по тибетским просторам, то довольно быстро приходит понимание, что в этих местах еще очень много людей живет так, как испокон веков жили их предки. Обычный удел многих семей – выращивание ячменя. Хозяйка дома с удовольствием угостит путника часуймой – чаем с маслом и солью. Да уж, вот такой оригинальный чай — редко где еще отведаешь что-то подобное.
 

Тибет
Сразу за пределами туристической Лхасы можно увидеть настоящую жизнь тибетцев. Фото: snowliontours.ru


Когда его пьешь, то поначалу возникает ощущение, что глотаешь что-то ужасно противное, однако постепенно привыкаешь к специфическому вкусу. Однако этот напиток великолепно согревает и восстанавливает силы. А еще прекрасно увлажняет потрескавшиеся губы — в высокогорном климате такая проблема возникает постоянно, принося немало неприятных ощущений. Если хозяйка увидит, что гость напиток не отвергнул, то, возможно, предложит перекусить цзамбой - несколько своеобразным тибетским хлебом (в некоторых бедных семьях его до сих пор едят на завтрак, обед и ужин).

Это кушанье, нужно признать, придется по вкусу лишь кулинарам-экстремалам, но местные уплетают его с превеликим удовольствием. Готовят цзамбу примерно так. 

Тибет
Становиться монахами в Тибете снова стало престижно. Фото: famajor.ru


Небольшой объем муки из прожаренного ячменя помещается в глубокую деревянную тарелку. Далее в нее заливается часуйма, а затем хозяйка начинает активно размешивать пальцами крутое тесто. И так несколько минут. Все — никакой жарки, едят этот хлеб сырым. До лучших кушаний ресторанов Парижа, Лондона или Нью-Йорка, конечно, блюдо явно не дотягивает, но есть его можно. Опробовано. Когда начинаешь спрашивать, а почему бы все это не поджарить, ведь вкуснее будет, то хозяйка начинает искренне удивляться расточительности гостя. Ведь для этого нужно использовать дефицитный кизяк! Ну да, хотя и с трудом, но понять эту логику современный человек может.

Кстати, на Тибете далеко не везде ушли в прошлое старинные обряды и традиции. В некоторых местах до сих пор существует многоженство. И это простой экономический расчет, чтобы под родительским кровом остались все сыновья. Выгодно! Во-первых, калым отдавать придется лишь за одну невестку. Во-вторых, не нужно делить и имущество семьи, а оно какое-никакое, но все же у всех имеется. Как правило, первым женится старший сын. Он наследует надел земли или пастбище. Когда подрастают его младшие братья, то и они присоединяются к этому браку. Кому-то такой обычай может показаться диким, но только не в Тибете, где вся жизнь строится философски-рационально. Так, например, связь свекра с невесткой тоже не считается чем-то зазорным и пошлым. И отцовство детей никто не выясняет. А зачем? Женщину-мать в тибетской семье все ценят и глубоко уважают. 

Тибет
В большинстве своем тибетцы - гостеприимные и добродушные люди. Фото: liveinternet.ru


Если в семье родилось много девочек, то проблема решается примерно так: когда они вырастают, то им сватают общего мужа, которого родители невесты... усыновляют. Это происходит в том случае, если муж перебирается жить в дом жены — случается и такое. Матерью всех рожденных детей считается старшая дочь. Когда замуж выдают вдову, то по достижении определенного возраста ее дочери автоматически становятся женами своего отчима. Их дети – это вроде как и не их дети, они считаются детьми собственной бабушки.

Одним словом, разбираться в семейном укладе жизни тибетцев можно бесконечно долго, но в итоге так ничего и не понять. Однако сегодня старинные обычаи все же постепенно становятся анахронизмом — многие молодые люди Тибета уже не хотят жить по-старинке. Тем не менее, некоторые традиции все-таки все равно тщательно берегутся. Пришлому человеку разобраться во всем этом порой очень сложно.

И снова Лхаса…

В гомоне толпы растворяется миллион звуков. Лица некоторых девушек-продавцов, бойко торгующих какими-то безделушками, изрядно натерты маслом и измазаны землей. Почему они такие грязнули, как кажется на первый взгляд? Оказывается, еще давным-давно в здешних краях был строгий указ: в публичных местах женщины, особенно молодые, должны появляться с «масляными лицами», которые также предписывалось посыпать землей, чтобы не соблазнять монахов. И до сих пор этот указ никто не отменял — некоторые девчушки-хохотушки его без малейших сомнений исполняют. Уже не очень-то и понятно всерьез или в шутку. Местных жителей такой внешний вид не смущает – говорят, что женская нежная кожа так лучше предохраняется от сухого воздуха. А дураки-туристы тычут пальцами в девушек и ржут, как кони. В итоге потом становится так весело, что за животы от смеха хватаются все. Довольны и продавцы, и покупатели: девушки потому, что всучили наивному гостю какую-то ерунду, а турист думает, что приобрел что-то ценное за смешные, как ему кажется, деньги. 

Тибет
На улице Лхасы. Фото: imb.org


Мимо, как угорелые, носятся пацаны — порой они выкатываются кубарем под ноги. Вот, общий гул голосов, чуть ли не постоянно слышащийся в центре Лхасы, перекрывает истошный собачий визг – это кто-то в суматохе прижал башмаком бедолаге хвост. В Лхасе бездомных псов не счесть: никто их здесь не гоняет, не отлавливает, ведь в некогда запретном городе не может быть бесцельно истреблено ни одно живое существо — поэтому и чувствуют себя собаки на Крыше мира в безопасности.

…Таинственный полумрак залов монастыря Дрепанг, самого крупного, говорят, храмового комплекса в мире, вызывает какое-то странное чувство — тревоги, смешанной с восхищением. Религиозные догмы буддизма в Тибете четко исполняются, как и прежде. Кощунством считается не оказывать почтение Будде и его учению. Вот откуда-то из незримых глубин монастыря доносятся мощные, но глухие удары гонгов. Монашеская братия молится неустанно, всю свою жизнь, заучивая наизусть священные книги, объем каждой из которых внушительный - больше, чем толстенный учебник по истории КПСС, изданный в советское время. 

Тибет
Тибетские монахи много времени проводят в молитвах. Фото: pressenza.com



Густой чад в молельнях исходит от тысяч лампад. Он липким слоем покрывает все вокруг – пол, стены, потолок. Монахи стройными рядами сидят на засаленных тюфяках, раскачиваясь в такт. И хором бубнят-бубнят свои молитвы. Их монотонное бормотание неожиданно прерывается. Протяжно, но гулко гудит гонг. Затем начинают бить барабаны. Потом и их бой вдруг покрывается грозным рыком огромных труб... Бронзовые буддистские святые поглядывают из своих ниш, как бы контролируя происходящее, — лица их бесстрастны и отрешённы, как и у многих монахов…

Темень в горах наступает быстро: она накатывает подобно цунами — незаметно, но мощно. Пора возвращаться к своему временному пристанищу — в гостиницу. Ночью только в центре Лхасы встречаются люди — в остальных местах все обычно вымирает еще быстрее. Ночь — на то и ночь, что бесы и демоны искушают. Утром снова в путь — пока лишь можно вообразить, какие открытия ждут впереди…

Читайте также

Прямая речь

Прямая речь

Прямая речь

Прямая речь

Прямая речь

Прямая речь

Прямая речь

Прямая речь

Прямая речь

Новости

Новости партнёров